Гриб

Фантастический рассказ о космическом путешествии

Оглавление

Спасательная капсула бесцельно бороздила просторы Вселенной вот уже несколько часов…

Так и осталось загадкой, почему бортовой компьютер не смог «увернуть» корабль от метеорита, который продырявил корпус, уничтожив станцию с новейшим оборудованием, в результате чего миллиарды земных денег оказались «профуканы».

Эту часть Галактики, по которой дрейфовала капсула, посещали редко, исключительно ради исследовательских целей, так что дежурных сборщиков космического металлолома тут не было, и ждать помощи двум уцелевшим в спасательной капсуле космолаборантам придется еще как минимум пару месяцев.

— За нами уже вылетели, сигнал пеленгуется хорошо, жить будем, Ванюша! — и Степан потрепал своего товарища по плечу.

— И жить будем неплохо, когда вернемся, — Иван покосился на стеклянный кейс, — Вот только чем его кормить? Хавчика только на нас двоих, и то если экономить…

Степан и Иван были молодыми преуспевающими учеными, занимающимися, так называемым, «усовершенствованием земных биологических форм».

Смысл этих изысканий заключался в том, что некоторые растения и простейшие представители жизни, попадая в электромагнитное поле с набором всевозможных космических излучений в некоторых зонах Галактики, изменяли свое ДНК и приобретали новые, интересные и, порой, просто уникальные свойства.

На Земле новые качества активно использовались. Таки в земной обиход вошли пшеница, дающая по три урожая за месяц, грецкие орехи размером с футбольный мяч, авокадо куда более вкусное, нежели прежде, пенициллин, борющийся даже с некоторыми сложными вирусными инфекциями, и множество других полезнейших продуктов изначально природного происхождения.

К сожалению, воссоздавать сложные электромагнитные поля в лабораториях не представлялось возможным, поэтому испытуемые образцы приходилось оттранспортировывать в нужную точку освоенной Вселенной, что было дорогостоящим минусом, но в итоге себя окупало.

Вот и на этот раз двое молодых ученых отправились осчастливить человечество новым усовершенствованным «продуктом». Объектом стал гриб семейства Morchella.
Незаурядность и привлекательность этого гриба для науки заключалась в содержащемся в его мякоти сложном веществе, которое, попадая в смертельно больную клетку организма, перепрограммировало ее на жизнь, и человек выздоравливал, избавляясь от неизлечимых болезней.

Произрастал гриб исключительно в пещерах островных гор Индонезии, встречался крайне редко и стоил целые состояния. Химически синтезировать его целительное вещество пока не удавалось, а в лабораториях гриб рос неохотно, медленно, если вообще рос. Но, учитывая успешные результаты по усовершенствованию биоформ, было решено отправить гриб в космос с целью изучения возможности его выращивания в зоне космического излучения...

Три самых стойких экземпляра Morchella поместили в стеклянные кейсы-компьютеры с питательной средой, приставили к ним двух молодых амбициозных ученых, грезящих о Нобелевской, и отправили в Непознанное.

***

В полете один из грибов не выдержал нагрузки и, сморщившись, сгнил. Два других первое время никаких изменений не выказывали, но спустя несколько дней с ними стали происходить очевидные метаморфозы: грибы увеличивались в размерах, шляпки постепенно приобретали куполообразную форму, ножки истончались, и, в конце концов, отмерли.

В условиях невесомости и излучений Космоса грибы превратились в почти шарообразные комки. Нижней, «срезанной» частью шара, они прикреплялись ко дну кейса, куда компьютером подавался питательный раствор, и, сокращаясь всем своим куполом-телом, поглощали «пищу». Судя по всему, внутри грибы оставались полыми, но Иван и Степан могли лишь наблюдать подопытных через стекло, оберегая их для «растерзания» земными учеными.

Когда произошла авария, Иван успел схватить лишь один из кейсов. Конечно же, о дополнительных блоках с питательной средой тогда никто не думал, и уже через несколько дней дрейфа спасательной капсулы в бескрайних Просторах гриб остался без пропитания.

***

— Вань, прими вахту. Я — спать, что-то устал сегодня, — Степан подлетел к единственному в капсуле креслу-кровати, пристегнулся ремнями, и скоро засопел.

Жизнеобеспечение спасательного аппарата было в порядке, связь с Землей мигала обнадеживающим зеленым огоньком, и было смертельно скучно.

Иван посмотрел на кейс с грибом. С некоторого момента гриб стал его домашним животным, может даже другом. А все началось с того, когда Иван тайком от Степы начал подкармливать гриб протеиновой кашей, урывая ее понемногу от своей пайки. Степан этого не жаловал, но Ване было просто по-человечески жалко гриб, да и льстило, что он при приближении Ивана начинал пульсировать и толкаться в стекло кейса, чтобы тот его выпустил наружу.

Когда Степан засыпал, Ваня открывал крышку кейса, и гриб парил в невесомости, явно наслаждаясь процессом. Со временем он даже научился менять направление «полета», отталкиваться от предметов, путем сжимания-разжимания своего тела. Иван частенько задумывался над тем, что за трансформация произошла в грибе, что за двигательные «мышцы» образовались в нем, и какой возник «разум»… Непонятно, но гриб вел себя вполне осмысленно и сам двигался!

Иван выпустил гриб. Лоснящийся упругий комок телесного цвета и размером со среднюю картошину стал медленно подниматься вверх. И вот некая волна пульсации пробежала по нему, он сжался, и в тот же момент, как будто выпустив из себя воздух, оттолкнулся от атмосферы. Так в воде передвигаются медузы.

«То, что в невесомости опора не нужна, и ножка отвалилась, это очевидно…», — Иван в очередной раз начал свои биологические рассуждения с нуля, но, отмахнувшись, заключил: «Плохо, что кровеносной системы нет, а то бы еще и теплым был». Иван успокоился и, решив вздремнуть, расслабился в кресле у пульта управления, как вдруг почувствовал напряжение.

Его же кровеносная система старательно подавала кровь к начинающей выпячиваться части тела.. «Тебя еще не хватало», — и Ваня начал расстегивать молнию комбинезона. Решительный розовый фаллос моментально выскочил из одежды и стал требовать к себе внимания. «Ладно, ладно... давно не беспокоил, так что заслужил», — рука с силой сжала член у основания, и вожделенная истома пробежала по всему телу...

Иван выставил освещенность в капсуле на 10%, закрыл глаза и по-военному быстро и грубо стал «массировать» своего послушного подчиненного: ладонь сдавливала твердый стержень, резко насаживая крайнюю плоть на головку все стремительней… как вдруг разгоряченный фаллос почувствовал мягко нанизывающуюся на него влажную прохладу…

Яички подтянулись и напряглись так, что у Ивана даже на некоторое время сперло дыхание. Откашливаясь, он медленно открыл глаза и увидел гриб на своем пылающем от похоти штыре. «Внеземной половой контакт?! С грибом?!», — Ваня мысленно рассмеялся. Страха не было, а вот ощущения возбуждали его не на шутку. Гриб обволакивал собой член уже почти целиком, эластично растянувшись вдоль, стискивал его по всему остову, и как по маслу скользя вверх-вниз. Ваня постанывает как можно тише. Он напряжен, его нетерпение изнемогает… и вот запал внутри воспламеняет заряд… и от взрыва гриб содрогается на члене.

Отдышавшись, Иван начинает стягивать с себя гриб. Смыкая нижние края, гриб чмокнул.

— Да ты, дружок поел, я смотрю! А мне даже теперь и вытираться не надо, — Иван положил гриб в кейс.

— Опять гриб из кейса вытащил? — разбуженный тяжелым дыханием Ивана Степан повернулся в кресле-кровати и, вновь засыпая, подумал: «Что попало видится. Надо будет снизить содержание кислорода в воздушной смеси…»


copyright © Василиса Смог