Мы на одеяле. Откровенно

Проза друзей

Конс†ан†ин

Я зажег две ароматические свечи и по комнате начал распространяться запах ванили. На улице было тепло, поэтому мы расстелили одеяло на полу и легли на нем, обнявшись. Она зарылась пальцами в мои волосы, а я целовал ее губы и гладил ее живот. Мой член начал набухать, и она это почувствовала.

– Что ты хочешь? – Прошептала она.

– Я хочу сделать тебе массаж. Прямо сейчас.

Быстрым движением она сняла с себя кофту и легла на живот. Я помог ей снять джинсы. Я на миг задержал взгляд на изгибах ее тела, знакомых наизусть, но по-прежнему манящих. Я сделал несколько поглаживающих движений по ее спине и ягодицам. Она тяжело вздохнула. Я стал наносить массажный крем и растирать его по ее гладкой коже. Я еще не успел толком разогреть ее, как уже слышал глубокое и прерывистое дыхание. Хотя я не видел, как она дышит, но уже понял, что она возбуждена до предела и ее киска наверняка уже давно влажная и горячая.

– Все, я больше не могу себя сдерживать.

Она перевернулась, повалила меня на спину и начала стягивать с меня футболку и джинсы. Мой поршень был уже готов и просился наружу. Еще одно движение – и мои трусы полетели в сторону, а ее рука плотно сжимала изголодавшегося по ласкам «дружка». Теперь я начал тяжело дышать, когда ее язычок заскользил по головке, а губки начали плотно обхватывать ствол и направляться к его основанию. Ее голова двигалась поступательными движения, а занятый моим причиндалом ротик издавал такие возбуждающие стоны, что меня почти разрывало. Но при этом я долго не мог кончить. Я прерывал ее несколько раз, понимая, что передышка в таком деле тоже нужна. Тем более она до сих пор была очень возбуждена и тоже хотела ласки. Но я ничего не мог поделать с собой, так мне нравилось, как она делает минет, что просто аут. Я же не мог приказать своему организму кончить по какому-то сигналу или еще чему-либо. Но когда она нанизывала свой ротик на мой аппарат, я просто куда-то улетал. Фиг знает, это ощущение не передать словами... И мне нравилось именно это ощущение, даже больше, чем оргазм. Наоборот, я чувствовал себя неловко, когда кончал. Мне хотелось, чтобы из меня скорее вылилось семя, потому что в голову лезли разные дурные вопросы, которые я явно бы не смог задать вслух: что она чувствует и приятно ли ей это? Хватает ли ей воздуха и доходит ли головка до ее гортани? Не устает ли она вот так вот держать во рту член в течение нескольких минут? Да и как ей удается так быстро двигаться ртом и сглатывать все, что я «извергаю»? Пока мою голову еще занимали эти вопросы, она уже вытерла губки и прильнула своим обнаженным и разгоряченным телом к моему. Мы стали страстно целоваться. Говорят, некоторые мужчины сильно брезгуют, когда их партнерша после минета лезет целоваться. Я не брезговал, так как не видел в этом ничего отвратительного.

Сжимая в руках ее грудь и теребя набухшие соски, моя рука начала спускаться ниже, проскользнула по животу и спустилась к ней в промежность. Там было ооооочень жарко... Сок вожделения так и струился вовсю. Я понял, что киска давно готова к ласке и переместился к бедрам. Я раздвинул их и прильнул языком к клитору. Она изогнулась и испустила протяжный стон. Я впивался языком в ее похотливый бугорок, время от времени уделяя внимание ее распухшим половым губкам. Я решил засунуть язык ей во влагалище. Оно было горячим и соленоватым на вкус. Я снова услышал стон, и вернулся чуть выше, чтобы удовлетворить голодную киску. Моему взору предстал потрясающий вид — свет свечей отражался на гладкой коже ее живота, а груди отбрасывали на него тень. Она вертела головой из стороны в сторону, и растрепанные волосы попадали в полуоткрытый ротик, который продолжал издавать сладострастные стоны. Я ускорил ритм. Все ее тело сильно напряглось, ее ноги уперлись мне в спину, а руки извивались и сжимали одеяло. Я отчетливо видел как по ее телу начали прокатываться волны — оргазм наступал. Она издала полустон-полукрик и стала часто дышать. Все тело содрогалось. В этот раз я хорошо постарался – киска явно получила что хотела. По ее телу прокатывали последние сладострастные волны, и она зажала мою голову между бедер. Я высвободился и поднялся выше к ее пылающим губкам. Они одарили меня щедрым поцелуем. Мы снова лежали, обнявшись, на одеяле, но теперь уже голые и удовлетворившие свою похоть. Свечи продолжали гореть и источать по комнате запах ванили.

Фев. 2009

copyright © Василиса Смог